Сергей Летов. Универсальный музыкант

Сергей Летов (сопрано-саксофон). Фото Владимира Луповского

 

Творческий диапазон легендарного музыканта, композитора, саксофониста Сергея Летова поражает: джаз, рок, инструментальная музыка, камерная, музыка для театров и кино, озвучивание старых немых фильмов, участие в литературных проектах, эссеистика… Один из самых универсальных музыкантов современности, Сергей Летов — участник знаменитой «Поп-Механики» Сергея Курёхина, создатель известного духового ансамбля «ТРИ “О”», работал и работает со многими отечественными и зарубежными музыкантами самых разных направлений и школ, среди которых группы «Аквариум», «ДДТ», «Алиса», группа его младшего брата Егора «Гражданская оборона», певицы Ольга Арефьева, Вера Сажина и Тина Георгиевская, пианист Мэтью Шипп, виолончелист Тристан Хонсингер, перформер Теи Кобаяши и многие, многие другие. Кроме того, Сергей Летов всегда много и с удовольствием сотрудничал с поэтами — Д.А. Приговым, Сергеем Бирюковым, Светой Литвак, Александром Горноном, Максимом Амелиным и др.
Знаменитый музыкант и «строитель» космических кораблей Сергей Летов согласился ответить на вопросы нашего корреспондента.

 

— Поскольку недавно случился двойной космический юбилей (55 лет создания центра подготовки космонавтов и 50 лет первому выходу человека в открытый космос), то не могу удержаться от космического вопроса. Все знают Сергея Летова-музыканта. Но мало кто знает, что вы ещё и работали в космической промышленности. Как так получилось, что химик по образованию и профессии вдруг стал джазовым музыкантом?

— Я работал в НИИ над белыми и чёрными защитными покрытиями на керамических элементах обшивки советского космического корабля многоразового использования «Буран» с 1981 по 1988 годы. У меня 15 авторских свидетельств на изобретения в этой области. Даже признавался лучшим молодым изобретателем-рационализатором Москвы. Но это не мешало мне в свободное от работы время импровизировать на духовых инструментах. Если посылали в командировки, брал с собой и саксофон, чтобы поиграть с местными музыкантами (в Ленинграде этими моими визитами Сергей Курёхин активно пользовался).
Лишь в 1989 году, поддавшись на ультиматум своего партнера по ансамблю «Три “О” » Аркадия Шилклопера, я оставил науку и полностью посвятил себя музыке.

— В прошлом году у вас вышла книга «Кандидат в Будды» — это не только мемуары, но замечательный слепок эпохи. Эпохи, знакомой и понятной нам, но уже недоступной молодёжи. Как приняли книгу те, кому сегодня ещё и 30 нет?

— Получаю разнообразные отклики, абсолютное большинство из которых положительные, но в памяти остаются редкие негативные: некоторые молодые люди не могут согласиться с тем, что есть что-то, чему нет отражения в интернете! Или с тем, что что-то отражено не так, как им привычно было бы считать.

Вы много общаетесь с молодёжной аудиторией ещё и как преподаватель. По недоброй традиции молодежь принято ругать. Действительно есть, за что?

Недостатками современного поколения я считаю прежде всего очень ограниченную оригинальность, сопровождаемую навязчивым стремлением к тому, чтобы их занятия непременно вознаграждались признанием общества. При этом музыка или искусство, их специфика, проблематика отходят на какой-то двадцать восьмой или сто пятнадцатый план. Главное — что надо сделать, чтобы раскрутиться? Пожалуй, добавлю к этому очень малую информированность молодежи о советском или русском периоде в искусстве, в музыке. Просто подражают тому, что доносится с Запада, рассчитывая на какое-то воздаяние за это…

— Современные технологии не только обогатили возможности музыкотворения, но и открыли ворота в «мир музыки» сотням (если не тысячам) «домашним» «музыкантам» и «ди-джеям», не только не владеющим музыкальной грамотой, но и не играющим ни на одном инструменте. Подобной «звуковой графоманией» буквально завален интернет. Не пугает такая ситуация «упрощения музыкального творчества» профессионального музыканта?

— Нет, не пугает. Это явление было инициировано в конце прошлого века Джоном Кейджем. Я могу только приветствовать то, что люди любительски занимаются музыкой. Мне представляется, что именно музыкант-любитель является наиболее полноценным, адекватным массовым слушателем для музыканта-профессионала. Электронная самодеятельность — это современный аналог традиционного европейского домашнего музицирования.

— Один из самых заметных ваших проектов последнего времени связан с озвучиванием шедевров немого кино. Расскажите немного об этом проекте.

— Озвучивание и переозвучивание современными музыкантами немых фильмов позволяет им выйти к более широкой аудитории, ведь способность сосредотачиваться и воспринимать сложную современную музыку становится всё более редкой в условиях господства клипового сознания. Немые фильмы создавались ведь не для эстетов, не для поклонников современного искусства, а для невзыскательных широких масс. Вагнер говорил, что его оперы не надо слушать, а надо смотреть прежде всего (подразумевая, что музыка будет воздействовать на подсознание). Примерно так же ведут себя иногда и музыканты, сопровождающие фильмы. Благодаря этому симбиозу возможна встреча публики и современной музыки. Начал я с самого первого прото-фильма — экспериментов братьев Складановски (Берлин), которые они снимали ещё до выпуска братьями Люмьер «Прибытия поезда». А потом последовали фильмы Германии, России, СССР, Японии и т. д. Все озвучивания частично импровизационны, но импровизация эта подготовлена. Как правило, я использую ноутбук, MIDI-контроллеры, духовые инструменты. Чаще всего озвучивание проходит вдвоём с партнером-музыкантом. Выбор партнёра для озвучивания — существенная часть музыкального решения: это может быть азербайджанский певец или не всегда ведущий трезвый образ жизни саксофонист. Элемент непредсказуемости в его поведении для меня очень важен: фильм-то идёт от начала к концу кадр за кадром и не может преподнести сюрприз! В ближайшее время буду озвучивать «Голем» в Новосибирске с клавишником Романом Столяром, «Нибелунгов» Фритца Ланга в Чебоксарах (соло), «Сокровище» Пабста (соло) в Пензе, «Карьеру Спирьки Шпандыря» вместе с MIDI-вибрафонистом В. Голоуховым в Еврейском музее, с ним же — первый русский полнометражный фильм «Оборона Севастополя» (1912), а в Екатеринбурге — «Табу» Мурнау и «С утра до полуночи» (Германия) с Владом Быстровым…

— А другие творческие планы?

— Помимо кино и сольных концертов, в которых я использую настольные синтезаторные модули, собираюсь выступить на Красной площади с мелодиями военных лет на духовых инструментах, сыграть в Новосибирске импровизационный спектакль в театре La Pushkin, прочитать лекцию о Сергее Курехине в Евпатории — городе, где Курехин окончил музыкальную школу. Не исключено моё участие в «Московской Осени» со свободными импровизациями на саксофоне и флейте в сопровождении симфонического оркестра, исполняющего досконально выписанную партитуру.

Вопросы задавал
Евгений ХАРИТОНОВ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*