Когда и промолчать нельзя, и сказать боязно…

Ирина МИХНОВА

 

Мало кто, кроме руководителей библиотек, знает, что 1 октября сего года в региональные министерства культуры ушёл документ, согласно которому на всех уровнях — от субъекта Российской Федерации до городского поселения — не предполагается наличие молодёжных (юношеских, детско-юношеских) библиотек в качестве минимально необходимого вида организаций культуры. Это означает, что главам регионов и муниципалитетов фактически рекомендовано при оптимизации сферы культуры сокращать, прежде всего, именно этот тип библиотек. Иными словами, в скором времени такие целевые категории пользователей библиотечных услуг, как молодёжь, юношество, могут просто исчезнуть с культурной карты страны. Вопрос: можно ли этому противостоять? Думается, можно.

 
Но всё по порядку. 1 ноября на сайте Российской библиотечной ассоциации появилось (ожидаемое библиотечной общественностью ещё с августа) Обращение президента Российской библиотечной ассоциации В.Р. Фирсова первому заместителю Министра культуры РФ В.В. Аристархову. В этом обращении, датированном 27 октября, говорится о том, какие негативные последствия повлекут за собой изменения, которые могут быть внесены в социальные нормативы и нормы, рекомендованные Распоряжением Правительства РФ по разделу «культура» в соответствии с проектом распоряжения Минкультуры России от 1 октября 2016 года (подготовлен во исполнение поручения Президента РФ от 21 июля 2015 года).

Суть обращения В.Р. Фирсова сводится к тому, чтобы при доработке документа не должно закладываться — в соответствии с «Основами государственной культурной политики» — сокращение библиотечной сети.

Хотя всем очевидно, что в условиях экономического кризиса сделать это в полной мере не представляется возможным. И перед разработчиками документа, как мы понимаем, как раз и была поставлена задача найти и обозначить способы оптимального размещения сети организаций культуры с учётом норм минимально необходимых видов организаций культуры и нормативов обеспеченности населения организациями культуры.

Да, судя по всему, «бюджетного пирога» на всю культуру явно не хватает. Либо он слишком мал (и нужно требовать его увеличить), либо едоков слишком много (и их число следует уменьшить). Возможно, он просто некорректно поделен (некоторые категории едоков не смогли убедить тех, кому поручено резать этот пирог, что они заслуживают куска, большего в принципе или большего относительно других).

Если же пытаться зафиксировать ситуацию на нынешнем уровне, как это предложено в обращении президента РБА, то все большее число библиотек в стране будет постепенно переходить в категорию бедных и очень бедных (расположенных в некомфортабельных помещениях, технологически отсталых, ресурсно слабых, кадрово не обеспеченных). Вот такая диалектика…

Поэтому сейчас важнее и продуктивней поднимать вопрос о том, что оптимизация библиотечной сети даст реальный позитивный эффект лишь в случае, если высвободившиеся после сокращения ряда библиотек (понять, какие именно, можно, только рассматривая каждую ситуацию в отдельности) будут направлены на укрепление и модернизацию оставшихся.

Опыт зарубежных стран говорит: лучше одна, но сильная во всех отношениях библиотека, соответствующая представлениям разных групп населения о привлекательном общественном пространстве, чем несколько библиотек, бедных, с мало востребованным набором ресурсов и услуг, но в шаговой доступности. Потому что в современном мире — с удалённым доступом к информационно-знаниевым ресурсам, хорошим транспортным обеспечением и множеством иных мест проведения свободного времени — принцип шаговой доступности теряет своё определяющее значение. Ведь возник он в начале ХХ века, когда альтернативой пешему ходу были извозчик и конка.

И разговор нужно вести о том, что те населённые пункты или группы населения, которые лишатся стационарной библиотеки, должны быть обеспечены передвижными, мобильными библиотеками, и о необходимости предоставления каждому человеку доступа в интернет в любой точке и с любых мобильных устройств. Что касается села, то решение Правительства страны, озвученное только что Д.А. Медведевым, выделить 1,5 млрд. рублей на возрождение там домов культуры, безусловно, скажется на судьбе библиотек. И с этим придется разбираться отдельно.

Главное, мы сами все прекрасно понимаем. Но принципы нашего профессионального «братства», по-человечески объяснимое беспокойство за специалистов, которые могут оказаться на улице, и безусловная, несмотря ни на что, вера в «избранность» библиотек мешают трезво посмотреть на ситуацию и начать размышлять в предложенных рамках оптимизации.

Этим, собственно говоря, и были вызваны удивление и неудовлетворенность обращением президента РБА в адрес руководства Министерства культуры. Когда стоит задача оптимизации отрасли культуры, бессмысленно и бесперспективно предлагать разработчикам социальных норм и нормативов размещения библиотечной сети самим подумать над тем, как их изменить, не сократив при этом числа библиотек, — вместо того, чтобы дать им конкретные, просчитанные и выверенные, предложения. (Может, это прозвучит, жестко, но вспомним последние слова Овода: «командовать расстрелом буду я»).

Между тем, нам известно, что и на Федеральный портал проектов нормативных правовых актов в рамках общественного обсуждения, и в Министерство культуры РФ, и в Правление РБА многие, в том числе молодёжные, юношеские и детско-юношеские библиотеки, министерства культуры некоторых регионов, передавали именно конкретные предложения. К решению проблемы подключился даже руководитель Федерального агентства по делам молодёжи С.В. Поспелов, направивший Министру культуры РФ В.Р. Мединскому своё обращение. На Всероссийском совещании директоров федеральных и региональных библиотек я озвучила конкретные предложения, совместно выработанные руководителями специализированных библиотек для молодёжи.

Поскольку сама по себе констатация в обращении президента РБА того факта, что самостоятельные молодёжные (юношеские) библиотеки вообще не предусмотрены в нормативах, мало что даст разработчикам проекта, мы вновь озвучиваем наши предложения.

«Признавая своевременность внесения изменений, соответствующих сложившимся условиям, считаем необходимым подчеркнуть, что некоторые из них не вполне согласуются с реальной проявленной потребностью населения в тех или иных типах учреждений культуры — в частности, библиотек.

Можно и, видимо, нужно в рамках задач оптимизации вести речь о сокращении числа библиотек, слабых в технологическом, ресурсном, кадровом планах, не подготовленных к решению сегодняшних задач, но ликвидировать целиком сеть специализированных библиотек, существующую более полувека, полностью уничтожить тип библиотек (молодёжные, юношеские, детско-юношеские) и такую целевую категорию, как молодёжь, — это не дальновидно и чревато для любой страны непредсказуемыми последствиями и серьёзными проблемами политического, экономического, социокультурного порядка.

В пояснительной записке к проекту Распоряжения это обосновывается наличием тенденции слияния юношеских библиотек с детскими или универсальными библиотеками в субъектах Российской Федерации в порядке мероприятий по оптимизации. Однако за последние пять лет (2012—2016 гг.) лишь в трёх регионах России прошло объединение областной научной и юношеской библиотек (в Белгородской, Вологодской и Рязанской областях), что вряд ли можно назвать тенденцией.

Тенденция прослеживается как раз иная. За 50 лет в стране сложилась и эффективно работает система библиотечного обслуживания молодёжи, состоящая из более чем 1500 структур разного уровня. Это региональные молодёжные (юношеские, детско-юношеские) библиотеки (46), городские молодёжные/юношеские (103), поселковые и сельские (50), молодёжные отделения универсальных научных библиотек (8), библиотеки-филиалы и структурные подразделения библиотек городского и районного уровней. Данные цифры получены в ходе проведенного РГБМ в этом году общероссийского исследования.

В последние годы тенденция к увеличению числа молодёжных библиотек и библиотек-филиалов ЦБС только усиливается, что совпадает с общемировой практикой выделения молодёжи (14—30 лет) в качестве объекта специализированного библиотечного обслуживания.

Вот, буквально недавно открылась Омская молодёжная библиотека «Квартал 5/1» (о ней читайте отдельный материал в рубрике «Вести» этого номера), а во Владивостоке на базе детского филиала городской ЦБС возникла современная молодёжная библиотека.

Потребность в специализированных библиотеках для молодёжи объясняется особыми психологическими характеристиками этой социально-возрастной категории, её двойственной природой. Молодёжь неустойчива, переменчива и податлива в своих общественных, экономических, эстетических взглядах и притязаниях, она подвержена влиянию и постоянно находится в ситуации выбора между негативными и позитивными путями личностного развития. При этом молодые люди наиболее инновационны, мобильны и решительны.

Сегодня из уст руководителей государства и общественных деятелей звучат слова о важности работы с молодёжью, о необходимости её патриотического воспитания, формировании национального самосознания, создания для молодёжи социальных лифтов, о главенствующем вкладе её в формирование «человеческого капитала» страны.

В стране приняты Основы государственной молодёжной политики, разрабатывается закон «О молодёжи», Росстат признает молодёжь (14—30 лет) как особую возрастную группу. О важности специальных знаний и умений для работы с этой категорией граждан говорит тот факт, что уже в течение ряда лет в вузах готовят специалистов по работе с молодёжью. Федеральное агентство по делам молодёжи и комитеты по делам молодёжи на местах активно сотрудничают с молодёжными (юношескими) библиотеками.

В силу своей повышенной мобильности эти библиотеки всегда были инициаторами нововведений (работа по профориентации, экологическое просвещение, тесная связь с учебными заведениями, клубные формы работы, поддержка научно-технического творчества). Они изначально ориентированы не столько на книжный фонд, сколько на пользователя, всегда работали с широким спектром потребностей молодёжи, понимая свои задачи шире, чем только руководство чтением.

На уровне субъекта РФ эти библиотеки являются учебно-методическими центрами для всех библиотек региона по работе с молодёжью.

Мы трезво оцениваем тот факт, что вряд ли удастся сохранить незыблемой ситуацию с социальными нормативами и нормами обеспеченности населения библиотеками. Поэтому считаем важным и необходимым предложить следующие изменения и поправки в проект Распоряжения.

Обязательно и не должно подвергаться сомнению сохранение в административных центрах субъектов РФ (независимо от количества населения) молодёжной (юношеской, детско-юношеской) библиотеки, если таковая там уже функционирует. При этом в каждой центральной универсальной библиотеке субъекта РФ целесообразно предусмотреть молодёжное (юношеское) отделение. Подходы к работе с молодёжью в специализированной и универсальной библиотеках будут разные, потому что различны их возможности и задачи.

На уровне городского округа и муниципального района стоит указать, что при доле молодёжи в структуре населения не менее 20 % и наличии объективной потребности (ходатайство общественности, инициатива молодежных и образовательных организаций) собственник (учредитель) имеет право создать молодёжную библиотеку или перепрофилировать под данную функцию иную общедоступную библиотеку.

Наконец, на уровне городского поселения общедоступная библиотека должна включать, наряду с детским, молодёжное отделение».

И если мы хотим (а мы этого, без сомнения, хотим), чтобы молодёжь ценила свою страну, не поддавалась деструктивным влияниям, не стремилась убежать «за моря», а вносила свою немалую лепту в экономическое и гуманитарное развитие российского общества, нужно осознать простую вещь: какой подход к работе с молодёжью мы сегодня изберём, такой результат получим завтра.

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*