Любовь Борусяк: Что и как читает современная молодёжь

 

Сегодня наш собеседник — Любовь Фридриховна Борусяк, специалист в области социологии, СМИ, новых медиа и рекламы, кандидат социологических наук. Она провела значительное исследование на тему: что и как читает современная молодёжь.

Опасно ли снижение интереса к чтению? Почему молодёжь не читает современную российскую литературу? Что не хватает школьной программе и почему сегодняшняя популяризация чтения не так эффективна, как хотелось бы?

 
— Расскажите о вашем исследовании «Чтение современной молодёжи».

— В ходе этого исследования я пытаюсь проанализировать разные аспекты молодёжного чтения. Первоначально это был анализ огромного материала — записей в личных карточках молодых людей в возрасте от 17 до 23 лет в сети ВКонтакт, всего 630 тыс. таких карточек. Каких писателей чаще всего называют, с какими ценностями это связано, в чём различия между юношами и девушками, жителями мегаполисов и небольших городов в читательских предпочтениях? С какими социальными институтами связаны читательские приоритеты современной молодёжи? Какой преобладает тип коммуникации с книгами? Какие категории литературы наиболее и наименее востребованы юными? Кроме того, я постоянно провожу анализ тематических интернет-сообществ, посвящённых писателям, поэтам и отдельным книгам? Если писатель имеет относительно широкую читательскую аудиторию, обязательно появляются такие группы. Их отсутствие означает, что интереса нет. Очень жаль, что творчество очень многих прекрасных писателей и поэтов сейчас практически не востребовано. В частности, практически нет интереса к писателям советского периода — за очень редкими исключениями. Очень мало читают и современную российскую литературу, тоже за исключением очень узкого набора имен.

Я анализирую контент сообществ, активность участников групп, тематику дискуссий, которые в них происходят, состав участников и пр. А потом я поняла, что в ходе этой работы у меня появилось много вопросов, на которые не могу на этом материале получить ответы. Поэтому начала проводить опросы и групповые дискуссии с молодёжью о книгах и чтении. Меня интересует мотивация молодых людей к чтению вообще, к чтению тех или иных авторов, категорий литературы. Больше всего меня интересует отношение к современной литературе, у которой, как выясняется, весьма негативный имидж. В общем, чем дальше идёт исследование, тем больше появляется вопросов, для поиска ответов на которые требуются всё новые и новые инструменты.

— Действительно ли молодёжь сегодня меньше читает?

— Читают меньше — по сравнению с каким историческим периодом? Во многом представление о том, что в советское время все поголовно читали, причём, серьёзную литературу, — это миф. Но всё-таки читают меньше, это очевидно. И дело не только в том, что появилось очень много других досуговых занятий, конкуренцию с которыми не выдерживает чтение книг. Важно ещё и то, что чтение перестало быть особой ценностью, сверхценностью, если хотите. Эта литературоцентричность русской культуры держалась на авторитете интеллигенции как группы, задающей ценности. Эта группа свой авторитет утратила, соответственно, изменилась и ценность чтения. Мы видим, что люди активно избавляются от домашних библиотек, для многих книги — это уже просто предмет домашнего быта, который захламляет квартиру.

Мне кажется, что устарела и традиционная система преподавания литературы в школе. Единая программа по литературе, базирующаяся преимущественно на преподавании русской классики, во многом мешает формированию интереса к чтению, поскольку программа не учитывает реальные читательские практики и читательские предпочтения детей и подростков. Как это ни грустно звучит, но большинство старшеклассников не могут прочесть такие огромные произведения, как «Война и мир» и «Тихий Дон», а многие произведения им просто не интересны, всё это скорее приводит к снижению, а не повышению интереса к чтению. Есть книги и авторы, которые очень нравятся школьникам, но их в программе нет. Мне кажется, нужно переходить к другой системе — небольшой набор в программе обязательных базовых произведений, а остальное на выбор учителя.

Школа формирует представление о ценности литературы, прежде всего, русской классической, но не формирует представление о том, что чтение — это интересно и увлекательно. Боюсь, что сегодняшняя школьная программа под это вообще не заточена. Мне бы очень хотелось, чтобы школа исходила из того, что этот процесс должен базироваться на удовольствии читателя, даже наслаждении. Иначе чтение — это нудное занятие из-под палки, вынужденное, как поход к зубному врачу.
Интересно также, что во всём мире девушки и женщины читают намного больше, чем мужчины. У нас тоже так.

— Насколько снижение интереса к чтению критично для поколения в целом?

— Я не готова утверждать, что снижения интереса к чтению критично или некритично для новых поколений, поскольку не знаю, в чём эта критичность выражается. Конечно, хорошо, если молодёжь будет читать больше, поскольку чтение хорошей литературы очень много даёт для человека. К тому же, это процесс активный, а не пассивный, как телесмотрение, например. Но ответа у меня нет. Вполне возможно, что мы переходим к новому типу культуры, где чтение будет одним из способов проведения досуга, одним из многих других. При этом останутся наиболее образованные и активные молодёжные группы, для которых ценность чтения будет сохраняться. К тому же всё не просто: любое ли чтение имеет ценность или чтение тех книг, которые нам кажутся «правильными», нужными и полезными? Популярное фэнтези, например, мы берём в зачет? Ещё добавлю, что есть небольшой набор чрезвычайно популярных у молодёжи книг, которые не только читают, — ими живут: пишут фанфики (это достаточно массовое явление), участвуют в ролевых играх и т. д. Это новая форма бытования литературы, причём, преимущественно именно молодёжная, но сама коммуникация с книгой меняется.

— Какую литературу выбирает читающая молодёжь? Каких авторов?

— Назову тех авторов, которых чаще всего называют молодые люди в своих карточках ВКонтакте: тут и русская классика (прежде всего, спасибо школе, Л.Толстой и Ф. Достоевский), тут и современная зарубежная литература (П. Коэльо и Чак Паланик), здесь и популярные фэнтези и фантастика — как зарубежные (Дж. Толкин, «Гарри Поттер» Дж. Роулинг и «Сумерки» Стефани Майер), так и отечественные (Д. Глуховский и С. Лукьяненко), тут и братья Стругацкие, Эрих Мария Ремарк, Экзюпери и Сэлинджер, а также Дэн Браун. И, конечно, «Мастер и Маргарита» М. Булгакова — культовый роман для современной молодёжи.

— Почему молодёжь практически не читает современную российскую литературу? Дело в качестве произведений или есть иные причины?

— Это очень сложный вопрос, на который я сейчас пытаюсь найти ответ. Я не могу судить о качестве всей современной литературы. Во-первых, она очень разная. Между Владимиром Сорокиным, Дарьей Донцовой и Дмитрием Глуховским очень большая разница. Даже если говорить только о «серьёзной» литературе, то тут нет какого-то единства, ни тематического, ни качественного. Во-вторых, я не филолог, не литературовед, я социолог. Поэтому не могу профессионально оценивать качество произведений. Я занимаюсь изучением ценности литературы и чтения, а также коммуникацией между читателями (реальными и потенциальными) с литературой.

Озвучу свою гипотезу, которая требует детальной проверки. Если говорить о современной литературе, то молодёжь выбирает в основном зарубежную, у отечественной имидж сложился весьма негативный. Большинство молодых читателей уверено, что современные российские авторы пишут либо что-то заумное, сложное и непонятное, либо трэш. С другой стороны, её сравнивают с классикой, при этом на ценностном уровне (другого у большинства просто нет, они современных авторов не читают и не знают) современное заведомо уступает проверенному временем. А вот зарубежная литература — это просто литература, поскольку её не особенно изучают в школе. Школьная программа основана на русской классике, детям внушают её особую ценность, даже сверхценность для отечественной культуры. На уровне практик чтения интерес к ней школа формирует не очень успешно, а вот на уровне ценностей ей это удается хорошо. Поэтому занимательная иностранная литература не перегружена дополнительными смыслами, её в ценностном смысле не поверяют классикой. Современной отечественной повезло в этом смысле гораздо меньше. Если она не «серьёзная», то это вроде уже и не литература вовсе, если же серьёзная, то, значит, скучная, уступающая русской классике, а потому её можно не читать.

— Сейчас много внимания уделяют популяризации чтения и литературы среди молодёжи. Как вы думаете, насколько эта работа эффективна? Почему?

— Думаю, что не очень эффективна. Как я уже отмечала, школа формирует ценность русской классики, но не формирует интереса к чтению. В библиотеки ходит незначительная часть молодёжи. А главное, мало читают взрослые, а если не читают родители, то все их призывы, что надо читать обязательно, работают слабо. Сейчас идёт много рекламы чтения, но я не видела хороших её образцов. В основном она не попадает в аудиторию. Есть множество сайтов по продвижению чтения в Интернете, некоторые из них, как мне кажется, работают достаточно успешно.

— Отталкиваясь от вашего исследования, какую книгу, или книги, библиотекарю стоит предложить подростку, зашедшему «почитать что-нибудь интересное», чтобы увлечь его чтением?

— В зависимости от интересов читателей. Это может быть и Ремарк, и Толкин, и Дэн Браун, да много чего можно предложить. Лишь бы это было интересно, а не только «полезно и поучительно».

 
Вопросы задавала Екатерина МАКАЕВА

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*