Говорят молодые, или Что на самом деле они думают о библиотеках

Дениз АГОСТО, Рейчел МЭДЖИ, Андреа ФОРТЕ, Майкл ДИКАРД

© Howard County Library System

 

Как молодые люди на самом деле относятся к библиотекам? Почему библиотеки оказались им не нужны? Если библиотеки устарели, то зачем они всё же туда ходят? И что нам со всем этим делать? Предлагаем результаты актуального исследования библиотечного поведения молодёжи в США.

 
Все мы читали исследования, в которых говорится, что большинство американских подростков активно пользуется современными технологиями и в первую очередь обращается именно к ним для удовлетворения своих информационных, социальных и других потребностей. К сожалению, исследований, в которых говорилось бы, как в эту технологичную картину повседневной жизни подростков вписываются библиотеки, немного. Чтобы понять, как сегодняшняя молодёжь относится к публичным и школьным библиотекам, мы провели трёхгодичное исследование, профинансированное Институтом музейного и библиотечного обслуживания и посвящённое тому, как молодёжь использует новые технологии, ищет информацию и посещает (или не посещает) публичные и школьные библиотеки. Мы опишем лишь часть этого проекта, расскажем, что узнали об отношении молодёжи к библиотекам, и предложим практические рекомендации, основанные на наших выводах.

 

История вопроса: исследования отношения молодёжи к библиотекам

Посещаемость библиотек в Соединённых Штатах исследуется давно, однако большая часть работ концентрировалась на взрослых пользователях. Те немногие исследования, в которых затрагивались подростки, показывают, что они негативно отзываются о публичных библиотеках и их услугах и предпочитают им интернет и другие технологии. Американские подростки также низко оценивают библиотеки и библиотекарей как ресурсы для удовлетворения повседневных информационных потребностей, поскольку не считают их полезными и актуальными. Когда исследователи посещения библиотек фокусируются на молодёжи, они обычно предпочитают опрашивать пользователей библиотек; таким образом, хотя мы более или менее знакомы с позицией тех, кто часто ходит в библиотеку, нам практически ничего не известно о поведении тех, кто ходит в библиотеку редко или не ходит вовсе. В целом примерно 70% американских подростков хотя бы иногда пользуются библиотекой.

 

Методы исследования

В рамках более масштабного исследования в 2013 году мы провели опросы и беседы с 25 учениками 9—12 классов (возрастная группа — 14—18 лет) школы с техническим уклоном в большом американском городе. В этой школе уделяется особое внимание естественно-техническим наукам, математике и предпринимательству; приём в школу ведётся на конкурсной основе. В 2013 году в школе обучалось 488 человек. Приблизительно 30% были из небогатых семей, а 65% составляли этнические меньшинства.

Ученики сообщили, что у их родителей достаточно высокий уровень образования: почти половина имеет хотя бы одного родителя, окончившего колледж. Для сравнения: лишь 23% взрослых жителей данного города имеют степень бакалавра или выше.

Хотя в школе было отдельное помещение, где размещался библиотечный фонд, но в штате не было библиотекаря. Только ученики выпускного класса застали времена, когда в школе работал библиотекарь. Вскоре после их поступления в старшую школу ставку школьного библиотекаря сократили из-за недостатка средств. К сожалению, это типичная ситуация для многих городских школьных библиотек. В своём докладе о городских школах, составленном в 2011 году, Американская ассоциация школьных библиотекарей выяснила: «лишь 37% респондентов указали, что в их школьной библиотеке работает на полную ставку профессиональный библиотекарь». Тем не менее, школьники, с которыми мы разговаривали, постоянно называли помещение с книгами школьной библиотекой, а отсутствие библиотекаря в ней — это печальная реальность для многих городских (и сельских) школ в США.

 

Что молодёжь думает о библиотеке

Общаясь с учениками, мы просили их вспомнить, когда они в последний раз были в библиотеке и рассказать, чем они там занимались. В целом они нечасто пользовались школьной или публичной библиотекой, хотя большая часть всё-таки заходила в библиотеку в прошлом. Вероятной причиной неохотного пользования школьной библиотекой может быть отсутствие в ней библиотекаря в последние три года. В библиотеке хранились выдаваемые на дом материалы, но не проводилось никаких мероприятий. Как бы то ни было, наши респонденты редко пользовались библиотекой.

Большинство опрошенных школьников имело слабое представление о библиотечных ресурсах и услугах: примерно у 75% респондентов библиотеки ассоциируются с книгами. О других функциях и возможностях библиотек они были не осведомлены. Например, одна 18-летняя девушка сказала, что не пользуется библиотеками, потому что «не любит книги». То, что в библиотеке могут найтись другие интересные ресурсы и услуги, не пришло ей в голову.

Кроме того, представление наших респондентов о библиотеках ограничивалось только бумажными книгами. Поскольку многие ученики этой школы с техническим уклоном больше читают из интернета, они не видят необходимости ходить в библиотеки, чтобы удовлетворять свои читательские потребности. К примеру, одна из 18-летних девушек объяснила: «Прийти и взять книгу в библиотеке или что-то подобное — такого я не делала класса с восьмого. То есть уже лет сто. Потому что обычно, если мне нужна книга, я могу просто залезть в интернет и найти её там».

Неудивительно, что 40% опрошенных высказали мнение, что в современном высокотехнологичном мире библиотеки никому не нужны. Они считают, что интернет и такие сервисы, как Google Books и iTunes сделали библиотеки пережитком прошлого. Хотя профессиональная библиотечная литература предлагает продвигать библиотеки как точки доступа к технологиям, наши респонденты не чувствовали необходимости прибегать к помощи библиотек для удовлетворения своих технологических потребностей. Почти у всех есть доступ к интернету дома и несколько мобильных устройств, включая выданные в школе ноутбуки. Они также склонялись к мысли, что персональные устройства быстрее и легче использовать, чем библиотечные устройства и ресурсы. Как объяснил 17-летний юноша, «у всех теперь есть мобильные устройства, поэтому в библиотеку ходить нет смысла».

Другие исследователи приходили к выводу, что девушки лучше относятся к библиотекам, однако в нашей группе подростков и юноши, и девушки одинаково придерживались мнения, что библиотеки устарели.

Приведём пример:

Интервьюер: Ты когда-нибудь вообще пользуешься публичной библиотекой?
Девушка, 15 лет: Я уже давно не была в библиотеке… У нас есть интернет, так что всё можно скачать или купить на iTunes.
Интервьюер: Похоже, что ты не ходишь больше в библиотеку, потому что у тебя есть доступ ко всему, что тебе нужно…
Девушка, 15 лет: У себя дома.

Однако несколько школьников сожалели, что не знают, как пользоваться библиотекой. Если бы их этому научили в школе или где-либо ещё, они, вероятно, пользовались бы библиотекой чаще:

Юноша, 18 лет: Я был в [местном колледже] и видел там ребят с книжками. Я подумал: «Ух ты! Надеюсь, мне расскажут, как пользоваться библиотечными ресурсами, [когда я поступлю в колледж], потому что я к этому просто не привык.

К сожалению, поскольку в его школе нет библиотекаря и библиотечных программ, маловероятно, что он будет знать, как пользоваться библиотекой, когда поступит в колледж.

Молодые люди не только подвергали сомнению ценность библиотек в современном мире; почти треть из них заявили, что редко ходят в библиотеки из-за чрезмерно строгих библиотечных правил. Они рассказали, что опасаются библиотечных дисциплинарных мер и считают библиотеки недружественным по отношению к молодёжи местом. Особенно большой проблемой для наших респондентов, многие из которых растут в малообеспеченных семьях, являются штрафы в публичных библиотеках:

Интервьюер: А публичные библиотеки? Ты когда-нибудь пользуешься публичной библиотекой?
Юноша, 18 лет: Городской библиотекой? Нет. У меня плохая память на даты, а ещё я могу в один прекрасный день полениться пойти сдать книгу. Поэтому, чтобы сэкономить деньги и не беспокоиться, я просто не хожу в библиотеку.

Проблемой также являются необоснованные штрафы:

Девушка, 16 лет: Раньше я пользовалась публичной библиотекой. Но в итоге я осталась с штрафом в 30 долларов за фильм, который я даже не брала, так что я больше не приходила туда и не стала разбираться, что произошло.

 

Зачем молодёжь пользуется библиотекой

Тем не менее ситуация не безнадёжно печальна. Хотя опрошенные подростки склонны были считать библиотеки устаревшими, это не значит, что они никогда ими не пользовались. Почти все бывали в публичной или школьной библиотеке раньше, — правда, чаще в детском возрасте, чем в подростковом. Примерно четверть респондентов сказали, что часто пользовались публичной библиотекой в детстве, но не пользуются ей сейчас. С другой стороны, двое из двадцати пяти недавно заново окрыли для себя публичную библиотеку и стали её активными пользователями:

Интервьюер: Помнишь, когда в последний раз была в библиотеке?
Девушка, 17 лет: Конечно.
Интервьюер: В какой библиотеке и что ты там делала?
Девушка, 17 лет: Всё началось с одного задания по литературе: нужно было написать работу по автору или по какому-нибудь жанру, и я выбрала автора. У учительницы нашлись две книги, которые я хотела прочитать, но мне нужны были ещё две. Ни у кого в школе их не было, и в школьной библиотеке их тоже не было. А потом мы всем классом ездили в городскую библиотеку, и я подумала: «У меня же есть читательский билет, ещё с пятого класса». И я обновила билет и с тех уже много раз туда приходила, потому что мне там так понравилось. В библиотеке тихо, там есть всё, что мне нужно. Я уже забыла, что это такой хороший ресурс. Я подумала: «В библиотеке классно. Я и забыла».

Получается, было бы некорректно сказать, что эти подростки вообще не пользуются библиотекой. Скорее стоит представлять себе использование библиотекой как спектр, где на одном конце находится частое использование, а на другом — нечастое. Наша же цель — добиться, чтобы больше подростков переместились ближе к «частому» концу спектра. Один из способов — обратить внимание на то, зачем подростки всё-таки ходят в свои библиотеки.

 
Перевела с английского Ирина СОКОЛОВА

Окончание в следующем номере

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*