Сергей Лукьяненко: «Книга становится элитарной…»

Евгений ХАРИТОНОВ

Фото: А. Савин

 

Вот уже почти 20 лет Сергей Лукьяненко надежно удерживает за собой статус одного из наиболее читаемых фантастов современной России. Кредо писателя: «Все жанры хороши, кроме скучного». Перу Сергея Лукьяненко принадлежат десятки книг, он «освоил» почти все направления фантастики — от классической научной фантастики и космооперы до киберпанка, героической фэнтези и фантастики для подростков. Не менее успешно развивается и кинематографическая судьба писателя: кинофильмы по романам «Ночной дозор» и «Дневной Дозор» уже в первый демонстрационный уик-энд побили все кассовые рекорды за всю историю постсоветского кино.

 

Родился фантаст 11 апреля 1968 года в казахском городке Каратау в семье потомственных врачей. В соответствии с семейными традициями закончил Алма-Атинский государственный институт по специальности психиатр, однако в медицине надолго не задержался, поскольку еще в раннем возрасте «тяжело заболел» фантастикой. Свой первый рассказ Сергей сочинил в 20 лет и, по собственному признанию, «за два года написал 8 повестей и около 40 рассказов». В 1988 году состоялась и первая публикация — фантастический рассказ «Нарушение» в алма-атинском журнале «Заря». Работал журналистом в газете «Казахстанская правда», редактором журнала фантастики «Чудеса и диковины» (впоследствии «Миры»). После издания повести «Атомный сон», получившей премию «Старт-93», и романа «Рыцари Сорока Островов» (1992) к С. Лукьяненко пришла известность. С 1994 года он занимается только литературной работой. В 1997 году получил российское гражданство; вместе с женой Софией, двумя сыновьями и дочерью живет в Москве.

 
— Тебе часто приходится общаться с молодежью. Какой он, нынешний читатель, по твоим ощущениям?

— Читатель, в принципе, такой же, как и раньше. Только более избалованный. Изобилием книг, их бесплатностью (давайте честно признаем, большинство нынче книги не покупает), массой альтернативных развлечений. С одной стороны, это делает читателя более «квалифицированным», но с другой, — более «поверхностным». Напрягла книга, не понравилась сразу, потребовала раздумий, — отложил и взял другую. А то и не книгу — включил фильм, поставил игру… Я понимаю, что это выглядит как стариковское нытье, но недостаток книг и развлечений во времена моей молодости заставлял читателя быть глубже. А нынешний читатель ждет аттракциона, требует его немедленно развлечь («а то брошу читать!»).

— Ну, да, это традиция такая: старшее поколение неизбежно будет повторять, что «нынешняя молодёжь уже не та». Но, возможно, впервые это брюзжание имеет под собой почву. Вспомним, чем книга была для нас. Не только источником приключений, эмоций и мудрости, но главным информаторием, утолявшим наш информационный голод. Нынешнее поколение живет в эпоху освобождённой информации, открытых эмоций, незакрытости личной жизни. Не потеряли мы это поколение для книги?

— Получилось так, что, отвечая на первый вопрос, я предугадал и второй. Добавлю просто: поколение не потеряно (точнее — не более потеряно, чем все прочие поколения), но работать с ним сложнее. Что ж, возможно, что новое поколение писателей найдет какие-то свои подходы и выстроит с читателями какие-то иные отношения. Но основные преимущества книги — её локальность, камерность, некая даже «интимность» — никуда не денутся.

— В 60—80-е фантастика была главным интеллектуальным чтивом технической и гуманитарной интеллигенции. И, конечно, на протяжении десятилетий она удерживала за собой статус самой читаемой литературы в молодёжной среде. Для нас НФ открывала новые смыслы, горизонты, позволяла, если можно так сказать, психологически адаптироваться к стремительно меняющемуся миру…

— Ныне фантастика, в первую очередь, конечно, развлечение. Но развлечение все-таки умное. Читатель ждет от любовного романа незамысловатой сентиментальной истории, от детектива — игры ума, от боевика — драйва, от детской книги — морали и воспитания, от фэнтези — развлечений (и кровищи!). А вот от фантастики читатель упорно ждет новой идеи. Не всегда дожидается, но ждет и требует. И правильно делает!

— Мы-то знаем, что прогнозами фантасты не занимаются. И все же давай попробуем спрогнозировать, «придумать» образ библиотеки завтрашнего дня. Что ждет Книгу завтра?

— Я полагаю, что классические библиотеки сохранятся. Бумажная книга — дорога, требует места для хранения. В такой ситуации библиотеки — это выход для тех, кто предпочитает читать по старинке. Пожалуй, бумажные книги скоро чётко разделятся на дешевые «разовые» издания для электричек и отпусков и красивые, дорогие, хорошо отпечатанные, богато оформленные, которые станут объектом коллекционирования, гордости… ну, и чтения в библиотеках, конечно. Книга становится элитарной вещью, вещью «не для всех». И это факт, который надо признать и к которому придется привыкнуть.

Вопросы задавал
Евгений ХАРИТОНОВ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*