Библиотеки и книжные магазины: партнеры или конкуренты?

Ирина МИХНОВА

Фото: Pedro Figueiredo

 

Ответ очевиден: и партнёры, и конкуренты. Потому что в разных ситуациях магазины и библиотеки выступают по отношению друг к другу в тех или иных рыночных ролях: продавца, покупателя, посредника, партнера… Существуя на принципах полной самоокупаемости («Как потопаешь, так и полопаешь»), книжные магазины более, нежели библиотеки, мобильны, наступательны и гибки.

 
Однако всё в большей степени книжные магазины нуждаются в партнерских отношениях с государственными библиотеками, постоянно демонстрируя обществу свою лояльность к ним и готовность к совместным проектам во благо читателя и книги. Житейская логика подсказывает: если ты работаешь с одним и тем же продуктом (книгой) и, по сути, с одним и тем же целевым потребителем, то лучше объединить свои достоинства и помогать друг другу. Сейчас это часто так и происходит — примеров партнерства библиотек и книжных магазинов немало.

Ведь у каждого есть масса достоинств, но и не меньше слабостей. В борьбе за внимание потребителя против библиотек (но в пользу магазинов) работает их устаревший «товарный ассортимент» (отсутствие новинок, книг актуальной тематики), плохо организованное библиотечное пространство, заформализованность публичных форм работы и т. п. Против магазинов (но в пользу библиотек) работают высокие розничные цены на книги и потребность экономии личных средств — особенно у бедных людей, особенно в кризис, особенно если есть иная, более привлекательная или важная альтернатива для траты.

Магазины чутко реагируют на это. Вот как описывает один из блогеров посещение лондонского книжного магазина: «В Waterstones можно прийти на целый день, устроиться поудобнее в кресле и читать в свое удовольствие любую книгу из обширного ассортимента, и покупать ничего не нужно. Вероятно, расчет больше на тех, у кого времени сидеть в магазине нет, если хотите взять книжку домой — придется ее купить. Или менеджмент пытается создать уютную атмосферу читального клуба, куда хочется возвращаться вновь и вновь, а там, глядишь, и купится что-нибудь». Многие российские магазины идут по тому же пути.

Активно используя и творчески развивая библиотечные (выставочные и публичные) формы работы с пользователями (покупателями), правильно организуя пространство и оформляя интерьеры, добавляя важные сервисы (типа кафе), магазины становятся реальными конкурентами библиотеки «в борьбе» за внимание читателя – и как общественные пространства, и как места «встречи» с книгой. Актуальность, новизна их «товарного» ассортимента часто побеждает даже нежелание людей расставаться с деньгами.

И сегодня для библиотекарей хорошие книжные магазины порой выступают, как говорят маркетологи, в роли «дойных коров» идей:

  • мы заходим туда, чтобы посмотреть-полистать новинки, включаем их потом в списки на конкурсные торги (которые отыгрывают другие фирмы-оптовики);
  • мы наблюдаем за тем, как организуются тематические выставки, анонсируются новинки (и надо сказать, там есть, чему поучиться);
  • мы наблюдаем за поведением покупателей, их предпочтениями, одновременно отмечая, как магазины подстраиваются под их потребности, внедряя дополнительные сервисы;
  • мы просматриваем афиши с мероприятиями, которые имеют чёткую прагматическую задачу — «спровоцировать» человека на покупку (тем более, в отличие от библиотеки, экземпляров книг на всех хватит);
  • мы временами обращаемся в книжные магазины, в частности иностранной литературы, чтобы нам помогли составить перечень книг, в которых мы заинтересованы.

Да, книжной торговле сейчас трудно не только у нас, но и во всём мире. О том, что книгу неправомерно приравнивать к товарам народного потребления и что у книжных магазинов велика социокультурная составляющая, говорилось и писалось неоднократно.

В свете вышесказанного вполне закономерна недавняя инициатива депутатов Государственной думы, предложивших внести в ст. 17.1 Федерального закона «О защите конкуренции» ряд изменений, которые бы позволили чуть облегчить непростое существование тех организаций, которые занимаются «розничной торговлей книгами, журналами, газетами, литературными, учебными и тому подобными изданиями на технических носителях». Речь идёт о праве книготорговцев на заключение договоров аренды с организациями культуры без проведения конкурсов и аукционов. Обязательным условием при этом является проведение книготорговыми организациями «культурно-просветительских и развлекательных мероприятий и организация досуга, направленного на продвижение книжной продукции и популяризацию чтения».

Ко мне как к директору Российской государственной библиотеки для молодёжи обратилась редакция журнала «Книжная индустрия» за небольшим комментарием, который я и дала.

С моей точки зрения, «такие условия, конечно, пойдут на пользу книжной торговле и, надеюсь, покупателям — уменьшатся расходы магазинов, и это даст возможность снизить цены на книги. Вполне логично открывать такие магазины в тех организациях культуры, для которых работа с книгой не является профильной — в домах культуры, клубах, музеях, выставочных залах, кинотеатрах. Для них торговля книгами может стать хорошим дополнением. Хотя, безусловно, принятие решения организациями должно быть добровольным и обосновано целесообразностью.

Что касается размещения книжных магазинов в библиотеках, то здесь не все столь однозначно. Ведь и библиотеки, и магазины имеют дело с одним и тем же базовым продуктом — книгой — и используют однотипные формы работы (выставки, встречи, клубы, литературные вечера и конкурсы). Здесь может быть столкновение интересов. А может и не быть — всё будет зависеть от того, насколько обе стороны будут способны выстроить партнерские отношения, выгодные и тем, и другим. Как говорится, «чтобы объединиться, надо сначала размежеваться». Но в любом случае: будет ли книжный магазин или киоск находиться в структуре самой библиотеки или существовать самостоятельно на арендованной площади, наличие его на территории библиотеки можно только приветствовать».

А что же библиотеки? Каковы перспективы у них? По данным представителей книготоргового сообщества, сейчас примерно 75 процентов книжного рынка это — магазины, 10 — интернет-магазины и 12 — библиотеки. Пока эти 75% приходятся, как утверждается, всего на одну тысячу магазинов. Если их число будет увеличиваться (и это можно только приветствовать — особенно для небольших городов и сельских районов), то, хотелось бы надеяться, не за счёт той небольшой доли книжного рынка, которая приходится на почти 40 тысяч общедоступных библиотек.

Иначе случится (сохранится?) ситуация, описанная несколько лет назад в одной статье из журнала, который издавал известный московский торговый дом. Смысл её сводился к тому, что между книжным магазином и библиотекой есть существенная разница, позволяющая им мирно сосуществовать. Книжный магазин продаёт всегда новую, актуальную (скажем так, «первой свежести») литературу, она там находится год-два, потом непроданная уходит с прилавков, чтобы уступить место более новой. А в библиотеке, резонно отмечал автор, наоборот, хранится литература, изданная в предшествующие годы, та, которой уже нет в магазине (т. е. «второй свежести»). Хочет человек почитать новинки — придёт в магазин, а за изданиями предыдущих лет придёт в библиотеку.

Таким образом магазин и библиотека формируют общее книжное пространство. Ну что ж, вполне убедительно.

Однако сегодня библиотека вовсе не расположена иметь дело только с литературой, вышедшей или выходящей из читательского оборота. Она ищет способы — как максимально сократить сроки приобретения и обработки книг, чтобы они появлялись на библиотечных полках если не одновременно с магазином, то хотя бы через 1–2–3 месяца.

И если обществу и государству действительно нужно, чтобы к людям вернулась изначальная потребность в чтении, библиотеки должны иметь серьёзную финансовую поддержку, чтобы своевременно пополнять свой фонд. Ведь купленную в магазине книгу прочитают один или несколько человек, а библиотечную — множество.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*